5 МАРТА

5 марта 1923 года Владимир Ленин узнал, что 21 декабря тов. Сталин оскорбил Надежду Константиновну.
Вождь потребовал извинений, поведал, что он не прощал и не простит обид, нанесенных его семье.

5 марта 1946 года Черчилль выступил с речью, которая считается стартом холодной войны, проекта
железного занавеса... Уинстон всю свою долгую жизнь в политике (на должностях и без них) очень не
любил немцев и большевиков. Однако при нужде соглашался на союз и с дьяволом.
Очевидно, игра на одной стороне с Советским Союзом не могла быть долгой. Из победы во второй
мировой войне Советский Союз и Сталин извлекли грандиозный политический капитал. Идеи социализма
и коммунизма стали очень популярными, Стране Советов многие симпатизировали. Коммунисты имели
сильное влияние на политику, например, Франции, Италии. Да и в самих Штатах появилась компартия.

Масштабы угрозы для западного мира чувствовал и понимал Черчилль. Руководящих должностей у него
не было, но авторитет остался, к его голосу прислушивались... Однако линия железного занавеса очерчена
в натуре была при действующем политике Черчилле. В 1945 году, на Ялтинской конференции. На ней
фактически признали пакт Молотова-Риббентропа, даже расширили его в пользу Советского Союза. Под
управление Сталина попали теперь вся Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария... А Тито,
управлявший Югославией, был тогда верным другом и соратником... От Балтики до Адриатики забор. И к
востоку от него Москва начала наводить свои порядки...
В самом Союзе продолжились репрессии, террор. Народ безмолствовал. В речи 10 февраля 1946 года Сталин
заявил, что и победителей судят. Оценку деятельности партии и правительства даст избиратель. И он, запуганный,
приученный еще в 30-е годы к единогласию и единодушию, дал одобрение - 99,7 процента.
Страдали вернувшиеся из плена, родственники пропавших без вести. В новых советских странах-республиках
начали ловить врагов, загонять в колхозы, ссылать в Сибирь и на Север. Ополчились на журналы, на генетику
и прочие буржуазные науки, начали повсюду искать и вылавливать космополитов.
Однако мало здравого было и на Западе. Антикоммунистическая истерия, переходящая в паранойю...

5 марта 1953 года умер Сталин - эпохальное событие. Как весна, свежее дыхание!

ЛЕТО 1937 ("У нейтральной полосы")

Номер "Большевистского клича" за 15 июня. Спрессованы события. Некролог в связи со смертью 12 июня М. И. Ульяновой.
Перепечатывается передовая "Правды" за 12 июня о том, что "могучие волны народного гнева смоют с лица земли всякого
предателя, изменника, шпиона". Уполномоченный НКВД по Ленинградской области Заковский подвергает суровой критике
людей, которые только говорят, а не ловят врагов. По поручению собрания работников связи Антипова и Янчук "призывают
всех трудящихся района систематически повышать свой идейно-политический уровень с тем, чтобы было легче разоблачать
врагов народа". Тут же заметка о завмаге орсовского магазина №8 Курицыной, заявившей: "На вас, посетителей, я наплевать
хотела". И сообщение о слушании дела М. Тухачевского, И. Якира и других Специальным судебным присутствием Верховного
Суда СССР в составе председателя В. Ульриха, членов присутствия Я. Алксниса, С. Буденного, В. Блюхера, Б. Шапошникова,
И. Белова, П. Дыбенко, Н. Каширина, Е. Горячева.
Люди требуют наказания виновных (в газете), хотя из сообщения радио уже известно, что их воля удовлетворена. И газета в
следующем номере рассказывает о районном митинге в Молвотицах 14 июня: "Приговор суда - наш приговор".

В ответ на подрывную работу фашистских шпионов трудящиеся засыпают правительство просьбами выпустить займ
укрепления обороноспособности нашей страны... В Молвотицах одной из самых активных групп было обьединение жен
служащих. "Большевистский клич" публикует отчет с их собрания, их призыв к жителям района: "... Мы будем бдительными, мы
будем все, как одна, помощниками НКВД в разоблачении всех и всяких шпионов, предателей и вредителей... В ответ на вылазки
троцкистско-зиновьевско-бухаринских и фашистских агентов Тухачевского и других приветствуем и одобряем инициативу о выпуске
займа обороны и подпишемся все".
Необычайный прилив энергии, ликование и праздники во второй половине июня. Все и, в частности, Грузинов, Смирнов, Капитонов
по поручению собрания колхозников "Красного мая" в Федоровщине благодарят Ежова, спасшего страну. ... Восхищение перелетом
Чкалова, Байдукова, Белякова из Москвы через полюс в Северную Америку.   20 июня - Троица, но ее газета призывает не отмечать.
Сталин поддержал Цицина, скрестившего пырей с пшеницей - один раз посеешь и всю пятилетку жнешь урожай ("хлеб не пахнет
травой, пышнее, чем из стандартных сортов").
По производству тракторов СССР вышел на первое место в мире. В Молвотицах мощность радиоузла увеличена с 9 до 200 ватт,
что позволит провести радио в самые дальние деревни.
Просьба на заем оперативно удовлетворена. Подписка начинается с 1 июля. С этого же числа снижены цены на ряд товаров. Но
с напоминаем о капиталистическом окружении, о том, что в торговле врагам легче действовать, "пользуясь расрыленностью сети
магазинов, лавок и палаток, буфетов, чайных". Новый полет наших соколов в США. Открыт канал Москва - Волга. За ударный труд
на нем освобождено 55 тысяч заключенных... Парад физкультурников в Ленинграде. Новая пекарня в Молвотицах.
Легкая жизнь у районных газетчиков. Они перепечатывают речи и доклады, прооект Положения о выборах в Верховный Совет
СССР, а через несколько номеров то же Положение, утвержденное сессией ЦИКа. Из номера в номер идут отрывки из брошюры
"О некоторых коварных приемах вербовочной работы иностранных разведок".

Идеальное идеологическое обеспечение кампании. "Займ укрепления обороны Союза ССР - грозный ответ советского народа
фашистским поджигателям войны!". "Ни одного трудящегося без займа!". "Кому дорога родина, тот подпишется на займ!".
И песни льются на слова Лебедева-Кумача, на музыку Дунаевского, в клубах дробят частушки: "У нас девушки в колхозе новой
фабрикации, у любой есть в сундуке две-три облигации!". На гребне славы оркестр Утесова: "Все хорошо, прекрасная маркиза!
Все хорошо!"
И одно к одному. Славная погода. В Молвотицком районе необычно рано созрели зерновые и лен. К началу августа уборка почти
закончена. Ржи собрали с гектара по 9,5 центнера, овса - по 9, в полтора и три раза больше, чем в 1936 году.

У НЕЙТРАЛЬНОЙ ПОЛОСЫ...

В 1987 году, пользуясь случаем и злоупотребляя служебным положением, начал писать очерки "У нейтральной полосы".
Подводил, можно сказать, итоги 20 лет работы в районной газете "Сельская новь". А нейтральная полоса - пустеющая
зона по обеим сторонам границы Новгородской и Калининской областей. Люди уезжали, деревни пустели, часть лугов
и пашни зарастала бурьяном и ольхой. В 1967 году население района - 10 тысяч человек. За 20 лет уменьшилось на 40
процентов... .В 1992 году Лениздат планировал издать книгу. Но увы... обвал и облом... Странички из опуса.

Сейчас люди нередко приходят в ужас от прочитанного в газетах и вздыхают: раньше такого не было. Но вот из моих
записей за 1968 год... Передрались собутыльники: один другого бил чем попало, превратил в месиво. Инженера -мотоциклиста
сбили машиной, а потом выбросили в пруд  (За рулем сидел директор совхоза. Наш редакционный фотограф по просьбе
милиции снимал труп парня. В руке он зажимал водоросль - значит, выкидывали еще живого. Дело заминали долго. Отец
парня упорно противостоял. Вину принял на себя шофер директора. Дали небольшой срок, и тот скостили. Отец не унимался,
писал во все инстанции. И по пьяни попал под трактор.) ... Из кузова автомобиля упал пьяный и разбился насмерть. Механизаторы
"отметили" начало сенокоса: у одного не выдержало сердце. Коммунист пытался повеситься. Механизатор перепился смазкой.
Еще один свалился пьяный под собственный трактор на ходу. Повесился учитель...
Районные газеты два-три раза в год публиковали памятки о правильном обращении с газом. В каждой приводились свежие
примеры взрывов из-за неосторожного обращения, с жертвами и разрушениями... На областных семинарах журналистам\
называли цифры убийств, жертв на дорогах, жертв алкоголя. В Новгородской тогда проживало 750-800 тысяч человек. На
дорогах гибло 150-180 человек, сопоставимо с нынешним, но тогда автомобилей в разы меньше. В этом же диапозоне число
убийств. Самоубийств больше... Около 250 сражал алкоголь...
И про случай самообороны в 1967 году. О нем писали и центральные газеты, заместитель генпрокурора. Деревня Бель на
границе Маревского и Демянского района. У сельского магазина два пьяных мужика пристали к парню. Он пытался от них
отвязаться, уйти. Они, как псы, вцепились. Он съхватил камень и ударил одного. Тот упал. Парень подумал, теперь уйду.
Но второй настырный. Пришлось ударить и этого. Оказалось, обоих насмерть. Но суд его оправдал!

ГУЛЯЕМ, ПРАЗДНУЕМ, ПАНИКУЕМ...

Нашему поколению выпало увидеть закат тысячелетних традиций в Торопце. "Гуляния в рощАх" (ударением на втором слоге").
Неизвестно, сколь долго они длились в языческие времена. Праздник расцвета природы.Гуляли рядом с нынешней Восстанью.                                         На пригорках росли сосны. К востоку от них болотце и леса до Кудина озера. Обитали лешие, кикиморы, разные колды и кудь.                              Кривичи  задабривали своих божков, идолов.                                                                                                                                                                                          Христиане пытались вытравить дикие обычаи, суеверия, но
вынуждены были смириться, приспособить под свои нормы и правила. В Торопце стали отмечать Троицкое заговенье. Это,
можно сказать, летняя масленица. С четверга после Троицы шумно и бурно гуляли четыре дня, а потом начинался петровский
пост.
Пришел черед советской власти бороться и отступать. Не смогла победить, отменить. Пришлось прилаживаться. Стали гулять
только в Троицкое воскресенье. Официально это теперь называлось праздником окончания сева (если Троица в начале июня),
праздником песни. На древнем месте гуляний теперь находилось братское кладбище. Хоронили граждан, достойных красной
звезды над могилой - местный начальствующий состав... Центр сместился на обширный пригорок над ликеро-водочным заводом.
Через эпохи обычай украшать ветками березки жилища, "парить покойников" проносили как эстафетную палочку...

Городские власти делегировали бригады самодеятельных артистов, усиленные наряды милиции. Работали десятки буфетов от
всех торговых систем. Главными товарами были водка завода и дешевые закуски.
Не гуляли "в рощах" (еще в середине 50-х) лишь парализованные на обе стороны, заключенные и дежуривший караул тюрьмы.
Постоянное движение по улицам Карла Маркса, Октябрьской, Ленинградской, Рощинской... Кто-то возвращался в город, чтобы
через какое-то время вернуться в рощи... Любили местных артистов, были среди них голосистые, претендовавшие на областную,
всероссийскую славу. А городская молва и считала за бесспорное, что наши поют лучше тех, которых слышим по радио. Танцы
и пляски под оркестр и гармони. Места хватало толпиться вокруг артистов и отделиться своим кружком. Война на курганах
оставила окопчики, ямы от блиндажей и бомб - со временем они округлились, затянулись дерном. Малая компания занимала
окопчик, большая - яму. Задушевные беседы, свои гармонисты и певцы, хор...А заканчивалось поздно и пошло. "Наших бьют!" -
крик отзывался в пьяных сердцах. Улица шла на улицу, один конец (городской) на другой... Из кустов, что в низине под "рощами".
выскакивала пьяная в разодранной нижней рубахе и взывала к публике: "Ну! Кто еще хочет?"

Всем городом и окрестными деревнями отмечалось Вознесение на кладбище у церкви, в честь его названной. Колхозники
сьезжались с утра, заставляя подводами несколько улиц, правда, коротких и кривых. Городские валили к кладбищу после
рабочего дня. Густо сидели вокруг могилок, на задерненных бугорках забытых, под кустами сирени, на склонах вокруг кладбища,
у телег. Начинали душевно, с тостов за родителей, с поминовения, воспоминаний об ушедших. А в сумерках начинали выяснять,
кто кого не уважает. А коли еще не все деревенские уехали, можно от телеги вывернуть оглоблю, из ближайшего забора
выдрать доску или штакетину...
Попадая в Торопец в конце 60-х стихийных гуляний не заставал. Скромное и малолюдное мероприятие в честь дня
медицинского работника или советской молодежи. И место сдвинули в молодой сосняк... Торопчане, как и все советские люди,
стали отмечать Троицу с березовыми веточками на кладбищах.
В 1963 году с приятелем зашли на Вознесенское кладбище. У немногих могилок скромные тихие кружки...
                                     ххх                  ххх                ххх
1954-й, начало июня. После ливня с грозой ребята собрались на школьном стадионе. С него хорошо видны озеро, маслосырзавод,
ликеро-водочный на другом берегу, чуть подальше и повыше Восстань, на весь горизонт полоска хвойного леса. И вдруг заметили
огненный узкий диск, услышали слабые звуки пук-пук... Стали всматриваться. Всполохи пламени вместо диска, И звуки усилились.
Через несколько минут настоящая канонада, задрожала земля. Стало ясно - взрывы на складах военной базы. Боеприпасы туда
свозили для утилизации, разборки. В мастерских работали, в основном, женщины, жившие в военном городке и приходившие из
города... Ударные волны одна за другой. Стекла в окнах, обращенных на восток, дребезжали, лопались.
Приятель на велосипеде решил ехать к базе. Меня бабушка загнала в подвал. Школьное здание на берегу звали красным из-за
цвета кирпича первого этажа, второй - деревянный. Во время войны в нем помещался госпиталь. Подвал забетонировали, в
этот каменный ящик во время налетов вражеской авиации заводили раненых...Жившие в школе собрались сюда пережидать                                              нежданную беду, напоминание о недавней войне. Взрывы на базе разной силы, и во время мощных
казалось, что бетонный ящик подпрыгивает словно мячик.
Удавалось отпроситься выйти на улицу. Выходил на Комсомольскую. Толпа текла сплошным потоком. Тащили узелки, толкали
тачки с вещичками, кто-то бежал с одной подушкой. Паника первого дня войны. Слухи. Снаряды долетают до Бердышей, улицы
ближайшей к базе. Всё разбито. Майор обнял жену и дочь и шагнул в огонь. Много убитых и раненых. Там хранится и атомная
бомба - до нее дойдет, всем конец... Приятель доехал до Бердышей. Там уже пусто, люди разбежались, окна разбиты, двери
открыты. И уже кто-то из храбрых мужичков едет туда на телеге с лошадкой - не пропадать добру... Потом говорили о приезде
пожарных поездов из Великих Лук и Осташкова...
Где-то около восьми вечера наступила тишина. С матерью проходил по Советской улице. Тротуары по четной стороне были
засыпаны битым стеклом. Надо заметить: те, кто работал, не поддались панике...
А с утра начали обсуждать, вспоминать. Многие успели убежать до Пятницкого, Скворцова - километров 20... Смеялись -
какие вздорные, нелепые вещи тащили с собой. Бабка на Широко-Северной пасла козу, привязанную веревкой к колышку.
Сама сидела на ведре. Когда началась катавасия, ведром накрыла голову, схватила веревку, потащила козу вверх по улице,
за город. Говорили, что звуки канонады слышались в Холме и Великих Луках. О взрывах в Торопце сообщил "Голос Америки".

Погибли четыре солдата. Народ не верил. А раненых очень много. Мы сходили в больницу. Корпуса на улицах Маркса и
Ленина заполнены. Кровати были расставлены в просторном сквере у корпуса на Ленина. Среди раненых ребята с базы,
учившиеся вместе с нами. Легкораненные, в хорошем настроении... Бегали к военному городку. В насыпи железной дороги
видели болванки снарядов. В лесу к реке и деревне Колдино бригады женщин во главе с офицером искали осколки и
неразорвавшиеся боеприпасы...
Город наводнили маршалы и генералы. Из Москвы и Риги, в которой находился штаб Прибалтийского военного округа.
Ребятишки сбегались поглазеть на важных гостей, на знаменитостей, героев войны, большой группой шествующих по
Советской... Разбирали ЧП...
В великолепный летний день хоронили четверых погибших. Проводить ребят в последний путь вышел весь город. По обеим
сторонам дороги от КПП городка мимо Восстани к братскому кладбищу плотные ряды горожан. Потом они выстраивались
в колонну за оркестром и гробами...
В книгу о Торопце я включил эпизод с ЧП. Хотел узнать фамилии ребят. Пошел на братское кладбище. Нашел травой
заросший бугорок. Скромный обелиск. Четыре фамилии. Парни разных национальностей. Один, по-моему, чечен... Могилу
следовало бы привести в порядок. Они спасли многих. Говорят, огонь не дошел  до катюшиных ракет уж они бы, хоть без
руля и ветрил, полетели бы в разные стороны и дальше болванок...
А генералы сделали выводы. Пожар начался из-за плохой молниезащиты. Потрясли начальство. Последовали понижения,
переводы... Из нашего класса уехали Лиля и Володя Аболтины, их отец только за год до этого был из Риги переведен в
Торопец... Но зато через несколько месяцев командовать прибыл полковник из ГДР. В нашем классе появился замечательный
грузин Отари (Олег, Алик) Чхитаури. Старшеклассницы обмирали... но это уже другая история.
                                                    ххх                   ххх                  ххх
Мой друг Анатолий Левитанский в 1965 году работал в только что открытой школе-интернате. Вел кружки. Хорошая
фотолаборатория. Среди подарков новому интернату была и кинокамера, узкопленочная. Обращаться с ней никто не умел.
Первыми начали два Анатолия. Достали пленку, учились заряжать камеру. Поснимали зимние пейзажи у дороги на Понизовье -
пригорки, сосны. С оборудованием для фото сложновато было проявлять, фиксировать, промывать многометровую ленту.Теперь
проблема - просмотреть снятое. Поддерживал нас заведующий отделом культуры Савельев. Договорились с конторой кинофикации -
только там имелась аппаратура для просмотра 16-миллиметровой пленки. (Любопытный эпизод. Явились мы в тот момент,
когда работники конторы обсуждали выпуск на экраны района фильма "Жили-были старик со старухой". Цензура на уровне
района! Чиновников смущали кадры с детской коляской, в которой везли пустые бутылки. Не компроментирует ли это советскую
жизнь?! Оставить или вырезать?)... А качество нашей сьемки оказалось хорошим... Можно было продолжать работу, искать
пленку (в Торопце ее  не продавали - спроса не было), материалы для обработки ее...

Страна готовилась отмечать 20-летие Победы. Впервые после войны велась такая масштабная подготовка. И 9 мая стало
выходным днем. Участники войны оказались в центре внимания печати, радио, телевидения. Популярными стали встречи с
ветеранами (правда, большинству из них еще и 50 не было). Фронтовики, наденьте ордена! Парады участников войны намечались
в городах и селах. Душевность событию придавали песни, подобные "Враги сожгли родную хату". вплетавшиеся в привычные
марши и бодрые песни. Вино с печалью пополам... Как никак 20 миллионов человек потеряли (тогдашняя оценка потерь).
Убили.В 1946 песню на слова М. Исаковского запретили - нам ни к чему пессимизм. В 1960 ее спел Марк Бернес,                                     
а к 1965 году,с благословения маршала Чуйкова, она стала очень популярной, близкой к сердцам миллионов людей. Трагедия -
прости меня, Прасковья, хотел я выпить за здоровье, а пью за упокой... по щеке его катилась слеза несбывшихся надежд, а на груди                                  его светилась медаль за город Будапешт...                                                                                                                                                                                                                                                         
 Враги сожгли родную хату, убили всю его семью... Настоящая песня о настоящей войне! Пронзительная. И марш "Прощание
славянки"... В школе мы мало знали о военном прошлом своих учителей... Дежурные мероприятия к 23 февраля и 9 мая, серые
доклады... А теперь нахлынули волны воспоминаний, чествований. Наши соседи: учителя, медики, служащие, слесари, каменщики,
футболисты славной команды первого послевоенного десятилетия,- оказались артиллеристами. пехотинцами, разведчиками,
летчиками... И сколько они знали о войне! Сколько мы узнавали о боях от Мурманска до Черного моря, от Волги до Берлина!

В Торопце ветераны готовились к 9 мая несколько дней - маршировали на стадионе...
9 мая выдалось замечательным - теплым, солнечным. С раннего утра тротуары начали заполняться зрителями - мостовая
Советской предназначалась для марша. На площади у "гостиного двора" трибуна. На нее поднялись руководители района,
представители воинских частей. Роты из этих частей участвовали в параде. Один оркестр шел впереди, потом играл на площади,
второй замыкал шествие ветеранов...
Ветеранов тогда было много. Голова колонны втягивалась на площадь, а последние ряды отходили от стадиона на Октябрьской.
Кинокамера была у меня.  Выход ветеранов на площадь, проход по ней снимал от трибуны... В маленьком городке каждый о
каждом что-то знал, слышал. Среди ветеранов разные люди, и выбор в мирной жизни сделать посложнее... Они в мирной жизни
занимали посты от генсека до секретаря райкома, председателя колхоза. Доброе и злое творилось ими. Готовые помочь товарищу
и завистливые, щедрые и жлобы, здравые и тупые, готовые служить и прислуживать... Но здесь, на параде, чувствовалось
единение, причастность каждого к великому делу, к победе. В обьектив и без него видел волнение. Мужики подходили к трибуне
словно к Мавзолею. Кто-то затаил дыхание, комок в горле, напряженно держали руки по шву, тянули носки - мы на параде!
равнение на трибуну!  На груди ордена и медали за все защищенные и взятые города, за мужество и отвагу, за умело проведенные
малые и большие операции, за отдельные подвиги... Поразил прокурор - оба борта его пиджака были прикрыты орденами и
медалями. Все награды были боевыми. Это потом с каждым годом множились юбилейные знаки и медали...

Пройдя мимо трибуны, ветераны растворялись в толпе. Теперь я снимал от моста. Люди заполняли все площади, улицы                                                      и  переулки на подходе к ним. Ветеранов окружали родные, знакомые.
Обнимались. Картина напоминала кадры из кинохроники 1945 года. Словно впервые праздновали Победу... В толпе
делились на компании, чтобы разойтись по домам, столовым, за город - отмечать победу в своем кругу. Зайти на братское
кладбище... В Торопце во время войны работало несколько госпиталей. Не все возвращались в строй. Упокоение на кладбище
нашли более двух тысяч солдат и офицеров... Я оказался в компании учителей нашей школы...

Пленки я завернул в плотную черную бумагу, положил в черные пакеты... Увы... Левитанский собирался уезжать в Ленинград.
Его мать хорошо знали в Торопце. Фрида Владимировна - жизнерадостная, общительная женщина, заведующая железнодорожным
магазином. Он снабжался лучше райповских и горторга. Уважаемый человек. Ее мужем стал почетный железнодорожник,
награжденный орденом Ленина. Он имел право получить квартиру в любом городе на Октябрьской железной дороге. Выбрали,
естественно, Ленинград. Затухла и другая идея Левитанского - создать джаз-оркестр. Привлекал он Мишу Виноградова, трудился
с ветераном оркестра Дома культуры - трубачом Разумовским: их отношения напоминали историю с саксофонистом в фильме
"Мы из джаза" - не доходило, что такое импровизация. В интернате музыку вела Галя Торопцева - она играла на нескольких
инструментах...
У меня работа. На несколько дней под моим руководством торопецкие комсомольцы уезжали на семинар в Осташков. В первый
день повздорил с секретарями обкома. Вроде все уладилось, перед разьездом они пригласили меня к своему костру... А утром
в понедельник, как только явился в райком, Агапов сообщил: звонили из обкома, велели тебя уволить.. Договорились: по собственному
желанию... Хранил пленку и в Торопце, и в Мареве. Перед поездками в Москву или Ленинград планировал забрать пленки,
отдать в лабораторию. И в самый нужный, последний момент забывал... Пропали. Моя вина - ценный материал исчез.

ВОТ ЭТО ХОЛУЙ - ТАК ХОЛУЙ!

Как приложение к "БОРИС, ТЫ НЕ ПРАВ"... Редактор болел, Глава района предложил мне присоединиться
к делегации на областное предвыборное собрание. Хвалили и превозносили ЕБНа. В перерыве разговаривал
с товарищем. Он входил в предвыборный штаб. Сказал ему о своем впечатлении. Словно сзади ткнули стволом
и сказали: или Ельцин, или смерть. Он спросил, а как ты попал на собрание сторонников? Врага надо знать в
лицо. Сторонники! Друг друга убеждают в незаменимости Ельцина... Товарищ, а я знал, что он отрицательно
отзывается о президенте, признался: да, мы хотели и запросто раскрутили бы Черномырдина или Лужкова,
но нам сказали - только Ельцин... Приписывали Березовскому фразу: если надо, орангутанга сделаем
президентом России... Участникам собрания роздали папки с материалами, восхваляющими Ельцина и угрозой
конца России в случае победы Зюганова... Заляпалась публика от профессиональных льстецов до "сатириков"
Жванецкого и Хазанова... А ниже выступление знаменитого, которого узнают все...
                                                                                                                                                                                                                                                          Апрель 1996 года...

Главный вопрос, который стоит сегодня передо мной и, надеюсь, перед всеми нами - не президентские выборы,
а судьба России... И отвечать на этот вопрос надо, не пребывая в человеческой гордыне, без устали повторяя,
что все плохо и так жить нельзя, а смирившись, покаяться и понять - как всем нам и "чистым и нечистым" жить
можно, как нужно жить!

И если мы это обьективно и спокойно осознаем, мы должны понимать, что в этой ситуации не переизбрать Ельцина,
на второй и последний, по Конституции, срок - это значит не дать возможности всенародно избранному президенту
выполнить ту самую волю народа, ради которой его выбирали.
Не переизбрать Ельцина, сегодня,- это значит всем нам, всему народу расписаться в своей беспомощности, в
суетливости и в отсутствии исторической воли, государственного мышления и храбрости, да-да именно храбрости,
ибо храбрость, по словам великого Тамерлана, всего навсего терпение в опасной ситуации.

Вот почему я делаю свой выбор, сегодня, абсолютно осознанно и непредвзято. Я ни чем не обязан: ни тем, кто
сейчас стоит у власти, ни тем, кто к ней стремится. Я не ставлю перед собою длинных политических целей и
мной не правит хитрый расче.
С чистой совестью, стоя на этой трибуне, я могу сказать: президнт России Борис Николаевич Ельцин должен
продолжить начатое им Дело! Обязан его продолжить.

Нынешний президент не принадлежит ни к одной политической партии, более того, практика его государственной
работы показала, что он преодолел в себе политические пристрастия.
Это значит, что в отличие от любого другого, сегодня стремящегося к власти, нынешний президент не будет пытаться
загнать интересы народа в прокрустово ложе интересов своей политической партии, в угоду своей партократии.

... не Москва будет решать судьбу страны. Судьбу страны будет решать российская провинция, и во главе ее
должен стоять тот, кто с младых ногтей знает, чувствует и понимает глубинную Россию..
Ельцин - выходец с Урала, из самого сердца Евразийского контитента. И, как никто другой, он, сегодня, может не только
связывать через себя, через свою личность политические партии, но и обьединять регионы в единую новую евразийскую
цивилизацию... очертания которой уже появилось на нашем историческом горизонте..

Борис Николаевич - русский... Он - мужик, со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами. Россия же имя
существительное женского рода, и настоящий мужик ей абсолютно необходим.

Русский человек не может жить без Святости. Но очень долгие годы ему подменяли его истинные цели. Святым и
незыблемым обьявлялись - то ЦК КПСС, то курс партии и правительства, то стройки века... а русская Православная
Вера, Русская Православная Церковь, веками существующие в России, были унижены, оскорблены и подвергнуты
гонению...
И поэтому я не спрашиваю: куда идет Русская Церковь? Я иду за ней, куда бы она не пошла.
И мое чувство православного человека и интуиция художника говорят мне: Русская Православная Церковь, сегодня,
пойдет с Ельциным!
Ибо только с его приходом, все народы России вновь обрели возможность встать под сенью Божьего Храма, в едином
братстве всех вер и конфессий, всегда существовавших в любви и согласии на нашей земле!
С Богом!

ОПЯТЬ ДВАДЦАТЫЙ

Смерть Сталина - событие более важное, чем ХХ сьезд партии. Как бы ни было сильно притеснение, зерна сопротивления
сохраняются, сопротивление духовное. И готовы семена прорасти в любую трещину. И семена более добротные, чем в
горбачевские времена. И урожай 50-х в разы приличнее, чем в 90-х...
Думаю, в атмосфере страха и паранойи ближайшие соратники изнывали в ожидании: когда же смерть возьмет тебя.
Боязно дать и мелкий повод для подозрений, нельзя кому-то довериться, намекнуть. Но, вероятно, многие чувствовали:
нужны перемены, нельзя всем заниматься языкознанием, деревне необходимы какие-нибудь материальные стимулы
для труда... "Свадьбой с приданым", "Кубанскими казаками" сыт не будешь, высотки в Москве не решение жилищной
проблемы, и главное - хорошо бы спать спокойно...

Гнет ослаб сразу, без сговора, без команды. Почувствовали на всех уровнях. Не прошло и сорока дней после смерти
кормчего, а уже не получил поддержки почин Симонова денно и нощно увековечивать память Иосифа Виссарионовича -
есть дела поважнее, сказали из Кремля; завяло дело врачей. Смягчили положение колхозников - народная молва связала
это с Маленковым... Появились очерки В. Овечкина, Г. Троепольского. В 1953 году "Новый мир" опубликовал статью
Померанцева "Об искренности в литературе" (правда, она сразу получила резкую отповедь в других изданиях). К наиболее
отпетым писателям-соцреалистам приклеили кличку "лакировщики". Весной 1954-го увидела свет первая часть "Оттепели"
Эренбурга. Но ведь нужно время написать и напечатать - можно отодвинуть к 1953-му. У Ильи Григорьевича нюх на перемены
отменный, без промаха. Рассказы В. Тендрякова, фильмы по его произведениям... Заметное оживление в литературе, театре
и других сферах искусства до ХХ сьезда... Новые журналы - "Юность", "Иностранная литература", "Дружба народов"...
Хинди - Руси пхай-пхай... В 1955-м Австрия стала независимой, установлены дипломатические отношения с ФРГ. Политика
мирного сосуществования. В СССР поехали артисты легких жанров из капиталистических  стран. Переход к массовому
производству советских фильмов, на смену трофейным лентам новые из Италии, Франции, Индии..

За пятидесятые годы заметные изменения в общественных нравах. В детстве мы толклись около столовых - перехватить
папироску, что-то выпросить, поглазеть, особенно на драки. В большом зале центральной столовой все в дыму табачном,
окурки, плевки, остатки из стаканов на пол - растирают сапогами, пьяные крики, на возвышении играет слепой и пьяный
аккордеонист, у входа лежит пьяная кривоногая баба - об нее вытирают ноги. А в конце десятилетия - вежливые таблички
"У нас не курят!", тумана в зале нет, спиртное украдкой наливают, не шумят. В общественных местах остерегаются материться...

ХХ сьезд КПСС не открывал, а скорее очерчивал рамки дозволенного. Чтобы некоторые группы населения не строили
иллюзий.

Победил Никита в фракционной борьбе, одолел супостатов Молотова, Кагановича и прочих примкнувших. И развитие
тормознулось. Действительность отставала от желаемого.. И Хрущев сорвался, начал самодурствовать... А обозвали его
заимствованием из латинского - "волюнтарист"...

ТОРОПЕЦ

Так незатейливо назвал книгу об этом древнем городе. Работа сводная, старался обобщить многочисленные публикации по
истории, природе, о знаменитых уроженцах Торопецкого края. Окрасить и личными впечатлениями. Книга открывалась прологом -
рассказом о походе первокласснков в районный музей в 1947 году, размышлениями об истории и краеведении.
Начиная с 6 класса, сентябрь школьники проводили  в колхозе. Знаменское, Бридино, Шейно, Худобино. Случались и дополнительные
авралы - на несколько дней, в воскресенье. Бывали во многих церквах - в них размещались склады, туда мы свозили семена, в них
получали часть продуктов... В 1965 году несколько месяцев, пока не выгнали, работал в райкоме комсомола. Успел побывать в
десятках деревень - от Семенцово (принадлежавшей некогда бабушке Модеста Мусоргского) до Наговья и Краснопольца... даже
на краю света - в Кочуте...

В конце века несколько раз на велосипеде путешествовал из Марёва в Торопец и через Сережино (такое название при выезде,
а на вьезде - Бологово)... Оглянешься с пригорка - простор, радующий взор, ублаготворяющий душу. Но тягостные ощущения
сильнее. Развалины деревянных построек, обгоревшие или сгнившие, бурьян на месте многолюдных деревень, вспоминается -
сколько здесь собиралось старых и малых посмотреть кино, поплясать, на ярмарку. Поразила меня в 1965 году роспись купола
церкви в Чистом. Уникальная: облака, похожие на горку булыжников, на них восседал старичок - боженька. Указаны год творения -
1924, автор с простой фамилией - Иванов. Спустя три десятилетия катил на велосипеде от Головкова, думал, увижу церковь и от
нее на Стрежено. Ориентир пропал, церковь исчезла, дорогу спрашивал у деревенских жителей... Исчезла деревянная церковь
в Почепе, руины в Нишевицах, Шейно... разрушились храм и барский дом в Знаменском. Троицкую, примыкавшую к школьному
двору, низвели до одноэтажных мастерских...

И прерывая нерадостные впечатления, уместно вспомнить Н. Карамзина: "Но и простой гражданин  должен читать историю.
Она мирит его с несовершенством видимого порядка вещей, как с обыкновенным явлением  во всех веках; утешает в государственных
бедствиях, свидетельствуя, что и прежде бывали подобные, бывали еще ужаснейшие, и государство не разрушалось; она
питает нравственное чувство и праведным судом своим располагает душу к справедливости, которая утверждает наше благо и
согласие общества"... О временах перемен хорошо сказал М. Мусоргский: "Мы. грешные, живем на перевале от предпринятых
мер к их унятию"... Да, наломали дров, а теперь унимаемся, разбираемся что к чему.

История Торопца примечательна, любопытна и поучительна. Обращение к прошлому должно нынешнего торопчанина настраивать
на философский лад, утишать раздражение и подвигать к делу. Не худшие и безвыходные переживаем времена. Не однажды
Торопец почти полностью исчезал с лица земли: мечом и огнем уничтожали соседи, губили стихийные пожары, моровые поветрия.
Но город поднимался, люди восстанавливали жилища, храмы, распахивали залежи, развивались ремесла, торговля...

За прологом, если не изменяет память, следовали 16 узелков. В первом на материале археологических раскопок, Истории готов
Иордана, легенд и преданий представить долетописный период. Любопытно, если церкви Жен-Мироносиц, Вознесенская и Всех
Святых появились на месте Поклонных гор, то с языческих времен до наших дней территория поселения (или поселений славян,
угро-финнов, скандинавов, разделенных речками и болотцами) практически остается неизменной, укладывается в обозначенный
треугольник... Если Рюрик с новгородцами быстренько продвинулся по флангам и захватил земли до Полоцка и Мурома, то по
центру его дружину сдержали... Уже при Олеге торопецких кривичей уговорили участвовать в походе на юг, на Днепр.
Потом следовал узелок - житие Исаакия. С ним связано первое упоминание Торопца в летописи. Обширный рассказ "Великий
Новгород и Торопец".  Начиная с 12 века, с Мстиславов, и до наших дней. Связи прослеживаются непрерывно... Немало торопчан
в наши времена жило и живет, работало и работает в Новгороде - в школах, в институтах, в медицине, на заводах... (Среди моих
знакомых выпускники первой школы Колбаневы. Виктор Александрович - племянник Павла Ивановича Колбанева, учителя математики.
Виктор закончил Ленинградский инженерно-строительный институт, в Новгороде работал в проектных организациях, в коммунальном
хозяйстве, преподавал в техникуме. По-настоящему умный человек, оцениваю не только в круге знакомых, но и среди тех, кого
видел на экране, читал, слушал. Сдержанный, уравновешенный, компетентный во многих сферах. Его мнение о происходящих
событиях для меня было ориентиром в верном направлении. Галина Федоровна после института преподавала математику в
Торопецкой первой школе, а после замужества переехала в Новгород. Заслуженный учитель Российской Федерации.)

Есть узелок с обзором Торопецкой писцовой книги 1540 года. Множество любопытных и занимательных фактов. В августе 1500
года Торопец , а через три года и весь повет присоединили к Московскому царству (как-то я предлагал день города отмечать в
начале августа, привязывая к дате). С 1503 года Торопецкий присуд стал обширным, граница его с новгородской Деревской
пятиной проходила по реке Щебёреха (нынешний Маревский район). Потом немножко ужали, присуд сменили на уезд (территория
нынешних Торопецкого, Андреапольского, части Пеновского с озером Соблаго, Западнодвинского, Куньинского районов).
В. Воробьев издал справочник "Географичические названия Торопецкого района". Этимология, лингвистический анализ.
Отвлеченный, можно привязать к любому региону. А из Писцовой книги можно проследить когда и от кого конкретно  родились
названия селений... Или в самом городе, например, Зыкова гора. На ней в 16 веке жил ямщик Зык...

Петровская эпоха. Бунт стрельцов. О нем подробно рассказывает историк Соловьев... Узелок о купцах. И о проделках. О книге
"Анисимычь. Нового рода Дон-Кишот. Истинная быль с прибавочкою и с прикрасочкою, или Превращение раскольника в ромонического
любовника, видавшего на яву чертей". Одним из героев-ловкачей был Таропан, крещеный в Торопце. Эпизоды жульничества
в портах... Ловкие были на выдумку..
Морской узелок - адмиралы с Сережи и Оки...

Исаакий оказался рядом с первым летописцем... Другой торопчанин стал приятелем "солнца русской поэзии". Пушкин любил
побеседовать с настоятелем монастыря Ионой. То же купецкий сын подался в монахи. Его поговорки, прибауточки Александр
Сергеевич использовал в своих произведениях, в частности, в "Борисе Годунове". И эта замечательная философская фраза:
"То и будет, что нас не будет!" Хотел Иона и сам посостязаться с Пушкиным. Вел дневник... За такие писания патриарх Кирилл
и посмертно может настоятеля лишить сана, отлучить от церкви... Заканчивал жизнь Иона, по сведениям великолукского краеведа
Новикова, в Небине монастыре, на родине...

Мусоргский.
Торопец - гнездо вольномыслия, народников, народовольцев, террористов. По замечанию Короленко, Название "торопецкая
кузница" гремело по Россия. Салтыков-Щедрин о Торопце. В нем он поселил Тетку, бывшую либералку, обращался к ней с
пространными письмами. Получился толстый том. Судьба Богдановичей.  Улицы в Торопце - Богдановича, Соловьева,
переулок Перовской...
А. Н. Куропаткин - краевед, труженик на земле...
Свадьба в кочутском углу в начале ХХ века... Из истории советского периода. Выпускники средней школы номер 1...
О генплане. По-моему, ленинградцы в 1968 году представили хороший план развития Торопца, строительства. Что-то можно
перенять и сейчас...
Рукопись, наверное, в 2008 году вместе с Виктором Кадровым представили в администрацию. Надежда на поддержку.
Да и нужная администрации. Издание намечалось шикарное - полторы сотни иллюстраций. Книгу можно дарить почетным
гостям города... Но... Тут кризисы, то да се... Пара экземпляров была, и затерялись они в Торопце... Черновые наброски
я, уезжая из Марёва, сдал в архив...

"ОДИН ДЕНЬ" НА ВСЮ ЖИЗНЬ # ГЛАВНАЯ КНИГА

С книгами мне повезло. Попал в струю. Как только в 50-х годах начали переиздавать полузапрещенные сочинения , лакировщиков
отодвинули в сторону, появились молодые талантливые писатели, я не пропускал интересных книг... В восторге был от повести
Юрия Олеши "Зависть", рассказов О"Генри... После долгого перерыва появились и "Двенадцать стульев", "Золотой теленок".
рассказы Зощенко, Бунина... Молодые и разные: Тендряков, Гладилин, Аксенов... Регулярно читал литературные журналы. Хорошо работали
советские переводчики, знакомили с лучшими американскими и европейскими писателями... Сильное впечатление от "Великого
Гэтсби" Фицджеральда до "Взгляни на дом свой, ангел..." Вулфа... Много лет мне замечательные произведения доставляли прямо
на диван. Слышимость зарубежных радиостанций по вечерам была очень хорошей. Сколько великих сочинений и разных жанров!
Солженицын, "Собачье сердце" Булгакова, "Жизнь и судьба" Гроссмана, публицистика Белинкова, новые повести Владимова,
Максимова, Синявского, "Москва - Петушки" Ерофеева, "Зияющие высоты" Зиновьева... Всего и не упомнить. Набокова
необходимо добавить... О. а 20 томов САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА - ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОЙ ЖИЗНИ ОТ ГОСТОМЫСЛА-РЮРИКА
до ПУТИНА, ВОЛОДИНА-МАТВИЕНКО!

Однако на первое место поставил бы "Один день Ивана Денисовича"... Ноябрьский (1962 г.) номер журнала "Новый мир". Тогда
я учился на первом курсе филфака Ленинградского университета. Слухи часто опережают события. И до появления журнального
номера говорили: в нем такая повесть!
В библиотеке удалось первым перехватить журнал. Читал на лекции по древнегреческой литературе (два учебных часа с переменой).
Сильнейшее, на всю жизнь, впечатление от "Одного дня Ивана Денисовича". На одном дыхании, не отрываясь, прочитал повесть.
Тема лагерей не была для меня открытием. Разговоры начались еще до ХХ сьезда КПСС... Слышал о лагерях в Коми, работал на
стройках в Сибири рядом с амнистированными (очень много в 1957 году, к 40-летию Октября) и реалибитированными. В Кемерове
на бетонном заводе - он остался от лагеря, начальник его преобразился в директора, кто-то из сидельцев перешел в вольные
работники.  Случаи страшные, нелепые, бредовые - трудно поверить, но было, было! И песни... Ванинский порт... о журавлях,
пролетающих с севера над Кремлем и мавзолеем... Даже про окурочек в конце 50-х спел нам парень... Юным он попал в лагерь
за шпионаж в пользу США. Освободился еще при Сталине. Любопытствовал взглянуть на американское посольства - на кого же он
работал!   Схватили - и снова в лагерь... Ожесточенные споры в молодежной среде. Были сторонники жесткой, сильной руки -
иначе с русскими нельзя!

Дата в литературе, прорыв на иной уровень. Один, и не худший, день жизни рядового заключенного, крестьянина. Но в одном
дне художник сконцентрировал, уплотнил груз эпохи, и читатель почувствовал этот груз. И клокотало в молодой голове: как
люди терпели такое?! Терпели. Как и мы прожили четверть века после этого: видели, знали и терпели застой.
Много позднее я узнал, как на повесть Солженицына откликнулся в 1962 году автор "Колымских рассказов" Варлам Шаламов. Мысли
студента схожи с мыслями человека, познававшего лагеря с 20-х годов. Кратко и замечательно он написал: "Повесть - как стихи -
в ней все совершенно, все целесообразно. Каждая строка, каждая сцена, каждая характеристика настолько лаконична, умна и
глубока, что я думаю, что "Новый мир" с самого начала своего существования ничего столь цельного, столь сильного не печатал"...
(Дальнейшее "неудовольствие" Шаламова сочинениями Солженицына, на мой взгляд, писательская ревность).

Невдолге после новомировской публикации Хрущев буйствовал на выставке в Манеже, потом провел несколько встреч с деятелями
искусств. При застое оживает ностальгия по Сталину, по жесткой руке. Повесть Солженицына раздражала и злила многих наверху
и внизу. Раздражал и сам Никита. Против него открыто боялись выступить. Но его нападки на художников и писателей можно было
использовать как повод для борьбы с инакомыслием.
Оттепель сменяли заморозки. Люди возвращались в привычное состояние покорности и безразличия. Немногие решились на
борьбу. Бескомпромиссно стоял Солженицын, тревожил и будоражил интеллигенцию... Нотки его влияния чувствовались в прозе
Белова и Распутина, Абрамова и Залыгина. Даже молодые писатели-модернисты, печатавшиеся за границей, отдавали должное
продолжателю традиций русской классической литературы...

С 1967 года, после того как меня выгнали из ВГИКа, работал в районной газете "Сельская новь" (село Марёво, Новгородская).
Как-то меня вызвал первый секретарь райкома. И сказал Анатолий Антонович Анатолию Александровичу: слышал, ты в редакции
заводишь разговоры про Солженицына. Не надо, хочешь о нем поговорить, садись на автобус, поезжай в Демянск, и сколько
угодно, а у нас не надо...
На каждую кампанию против Солженицына откликался письмами в московские газеты, обычно в "Литературную". Длинные
письма копировал, давал читать друзьям-товарищам. Андрей Скалон посмеивался: ты хорошо устроился в Мареве, нельзя
уезжать - в другом месте тебя посадят... гонорар лет на семь... Однако, с другой стороны, зря клевещешь на советских людей -
твои письма попадают на хорошего человека, он им не дает хода... Советовал "Литературной" заменить силуэт Пушкина
рядом с названием на Булгарина - газета была точно создана по заветам Фаддея Венедиктовича...

Книгу своих воспоминаний-размышлений о 60-х годах писатель назвал "Бодался теленок с дубом". Противоборство, бодание
не было безрезультатным. Высшая честь для русского писателя не Нобелевская премия, а то внимание, те силы, которые
власти потратили, чтобы заглушить откровенное слово...

В 1988 году "Сельская новь" была единственной в стране официальной газетой, которая отметила 70-летие Александра
Исаевича. Называлась заметка "Жить не по лжи!". Предложил ее и "Новгородской правде". Будущий либерал отверг:
мы о писателях-эмигрантах не пишем..
И любопытно. О юбилее по "Немецкой волне" говорил литературовед Г. Андреев. Наши заметки были схожи. Независимо
друг от друга. Я опубликовал  раньше, а он, абсолютно точно, и не подозревал о существовании "Сельской нови"...

Однако... При всем уважении, почтении к выдающемуся писателю, общественному деятелю. Вера в Русь Святую,
в православие - это наивно, несерьезно...

                                               

ДЕТИ И ПОЛИТИКА

В третьем классе (1950 год) в канун 8 Марта на перемене вскочил я на парту и призвал товарищей к забастовке - нужно
обьявить весенний праздник  выходным днем! Начитался книжек про юных революционеров, гаврошей разных времен.
К ответу призвали мать - не мог мальчик сам додуматься до такого. Несколько раз ее вызывали на допрос. Но как-то
обошлось... Когда Фадеев переписал "Молодую гвардию", возмущался. Неужели подростки, юноши ничего не могут
сделать без указки взрослых? Моим любимым героем был Сергей Тюленин - сам, без призывов, без организаторов начал
борьбу с фашистами...
Человека формируют наследственность, воспитание, среда... И трудно сказать, чье влияние окажется решающим. И про
случайность не забудем. Впрочем, сотри случайные черты и ты увидишь - ничего от мира не осталось...
С малых лет можно заметить капризность, жалостливость, агрессивность, упрямство, добродушие, уравновешенность
наглость и стеснительность
Один трехлетний может обижать двухлетнего, а другой заступится... Помню случай, трехлетняя девочка на пруду провалилась
под лед. Мимо проходила только первоклассница. Бросилась спасать. Ее потом спрашивали; как же ты не побоялась? Она
простодушно ответила: мне стало ее очень жалко...

С древних времен идет борьба поколений. Юные, молодые нетерпеливы, радикальны. До безумия. Юный революционер
Петя Ткачев считал, что для полного улучшения человечества поначалу нужно уничтожить всех старше 25 лет. Однако тут
сразу возникает вопрос, а смогут ли 24-летние за год вполне улучшиться?  Ликвидировать богатых, а все ли бедные останутся
бедными... И тому подобное...
Чувство справедливости. И неизбежный протест.  В очень раннем возрасте. Инстинктивный порыв развивается в осознанный.
Дети рано начинают понимать и оценивать поступки взрослых. С пятого класса, когда уже много учителей-предметников, ученики
могут определить и профессиональный их уровень. Пренебрежение к учителю, который не способен ничего добавить к тексту
учебника...

Настоящий человек, считал Набоков, должен интересоваться всем - от философии до футбола...

Дети, как и учителя, разные. Большинство инертное. Но есть и разносторонние. Интересуются и политикой. Есть желающие
участвовать в общественной жизни, сделать карьеру, реализовать свои способности. Беда советской школы (да и всей системы)
в отсутствии выбора. Легальный путь один - пионерия, комсомол. Строгое следование жестким правилам. Одни скоро замечают,
что не все складно и соответствует лозунгам. Пытаются возразить, критиковать. Система их отметает. Другие задумаются
попозже: один решится отойти в сторону, другой смирится - иного нет пути. Третий обрадуется: меньше думаешь, легче
подниматься по лестнице.
                                       
В 1954 году в нашей школе появились молоденькие учительницы из Москвы. Римма Дмитриевна Харламова - математик,
Ирина Александровна Флерова - литератор. Римма Дмитриевна - жизнерадостная, стройненькая, помню, учила танцевать
вальс... Ирина Алексадровна - фанатик литературы, в постоянном поиске подходов к ученикам, увлечь, заинтересовать,
организатор мероприятий в классе и общешкольных. Правда, в нашем классе литературу преподавала Вера Капитоновна
Берестова, старушка, слушавшая в свое время и Маяковского... Флерова знакомила нас с психологией в десятом классе.Уроки
интересные. Не замыкались на предмете. Ирина Александровна знакомила с публикациями в журналах, обсуждали события
политические, стиляг... Писали сочинения о культе личности.
Надо заметить, жизнь после смерти Сталина заметно изменилась. Подростки, в отличии от предыдущих поколений, не были
запуганы. Хотя нам с младенчества старшие внушали: держи язык за зубами, не повторяй в школе то, что можешь услышать
дома, на улице.
Школьные сентябри мы проводили в колхозах. В 1955 (девятый класс) трудились в деревне Косачево, на берегу Оки, как потом
узнал, адмиральской реки. Имение Голенищевых-Кутузовых... Узнал позднее, сентябрь 1955 - один из лучших в ХХ веке.
Настоящий летний - тепло, сухо... Из забав - придумали деревню (покруче и намного раньше Зиновьева. У него Заибано,
у нас вместо "и" "ё"). Фантазировали, включали события в стране и мире, бывали у нас Хрущев, Неру, У Ну и другие...

Большим прорывом в железном занавес стал Московский фестиваль. Молодежь активно включалась в общественную жизнь.
Горячие, жесткие споры. Помню, в Ленинградском университете, уже в 1962 году, анкетировали студентов. Кто-то на вопрос,
чем занимаетесь в свободное время, ответил: обсуждаем культ личности... Это уже на излете. В конце 50-х перемены
тормознулись, экономика развивалась темпами ниже амбициозных хрущевских. Для маскировки пятилетку заменили на
семилетку. Спрос начал значительно опережать предложение, возникали трудности со снабжением ряда промышленных и
продовольственных товаров.  Старье зашевелилось, стали вспоминать снижение цен при Сталине, обелять вождя. Никита
срывался. 22 сьезд КПСС - попытка еще раз сыграть на критике Сталина. Но, на мой взгляд, сьезд оказался самым грязным.
Холуи, лакеи облизывали Никиту Сергеевича. Потом нелепые реформы, деление обкомов-райкомов на сельские и промышленные.
укрупнение районов... Раздражение чувствовалось, но большевики не решались на открытую критику... Развивалась ностальгия.
Протест креп подспудно.
Пик свободомыслия и начала его подавления - вокруг "Одного дня Ивана Денисовича".  Повесть Солженицына "Новый мир"
опубликовал в ноябре 1962 года, а вскоре начались исторические встречи Хрущева с деятелями искусств. Появление повести
стало выдающимся событием в стране и мире. Ее издавали книгой, в "Роман-газете" (журнал с самым большим тиражом). на
десятки языков перевели. Советские журналы спешно брали рукописи у других авторов на эту тему. Массовые суровые дискуссии,
оживились противники перемен, поклонники Сталина. И их как бы поддержал Хрущев, обрушившийся с руганью, матерщиной
на художников. Воспряли духом.
Сам Хрущев держал слово: при нем не будет политических репрессий. Однако это не мешало на местах устранять политически                           , неугодных
по иным мотивам - от хулиганства до тунеядства.
Можно на своем примере. В сентябре 1962 года первокурсники филфака трудились на полях и лугах. Несколько человек задумали
издать свой журнал. Вполне легально, посоветовавшись с деканатом, ожидая и поддержку. Материалы собирали Масальский
Анатолий Яковлевич и я. Подходили ребята и с других факультетов. Приносили заметки, рисунки, миниатюры в стиле Федора
Кривина, отзывы на фильмы и книги...
В актовом зале при обсуждении "Одного дня" не протолкнуться. Восхищались студенты, профессора и кандидаты...Раньше и в
этот раз появился студент с единственным предложением - убрать из названия университета имя сталинского сатрапа Жданова.
Выскочил перед публикой и я. Разволновался, говорил нескладно, путаясь... Да, все одобряют, потому что Хрущев разрешил...
неясно будет, коли... В перерыве, в коридоре ко мне подходил профессор Захар Плавскин, интересовался, откуда знаю о
решении Хрущева.
А после стычки Никиты с Неизвестным на выставке в Манеже откат. Ребята обращались к Толикам, просили вернуть заметки,
карикатурки. Журнал "Зинзивер" (название предложил Масальский) стал нелегальным. По дороге на каникулы (они у меня
начались в конце декабря, досрочно сдал зачеты) заехал в Москву, посетил выставку. Написал статьи. Резкие. О Хрущеве.
О писателях-коньюнктцурщиках, подсуетившихся на теме лагерей... Сможет ли электронная техника заменить талантливого
писателя?.. Сделали 5 экземпляров, пустили по рукам. Попали они и в город. Передавали, что одобрительно отозвался Битов.
Слухи о журнале дошли и до Большого Дома на Литейном...
Маразм крепчал, а партийное старье крепло. Быстро дух освобождения затухал. Волюнтарист самодурствовал, холуи с кукишами
исходили лестью. По телевизору показывали приход членов с поздравлениями Хрущева с 70-летием...

Общество не поверило в освобождение. Не хватало смелых. Неизвестный прямо стоял против Хрущева. И ничего страшного.
А Вознесенский после окриков Никиты побежал писать поэму о Ленине... Есть примеры и ранние. В 1954 году Хрущев проводил
собрание актива в Ленинграде. Среди прочего была и жалоба на ректора университета - Александров не принимал на работу
идейного вдохновителя Лысенко академика Презента. Хрущев приказал немедленно взять Презента. Александров отрезал:
пока я ректор, Презента в университе не будет.  И еще десять лет Александр Данилович руководил ЛГУ. Интересный случай
из его депутатской деятельности. На заседании Верховного Совета обсуждали проблемы образования. Голосование. За -
лес рук. Кто против? Алексадров поднял свою. Сидевшие рядом работница и генерал схватились за нее, сзади шептали
тревожно: что вы делаете? Соседи боялись за Александра Даниловича - сейчас разверзнется бездна и поглотит бедного
математика. Он ответствовал спокойно: работаю в образовании, понимаю проблемы... Таковы были еще лучшие представители
советских людей... Думается, если бы кто-то решился на Пленуме ЦК завести разговор об отставке Хрущева, он смирился бы
со своей участью. Для публики он уже стал посмешищем. Рассчитывать на поддержку народных масс, рядовых членов
партии не приходилось... На допросе в КГБ я пытался говорить о культе личности Хрущева. Следователь обрывал - не надо                                                про него, лучше скажи, почему в список писателей- коньюнктурщиков включил Симонова? Не стоило тянуть до октября 1964 года,                       устраивать подковерные и закулисные операции, махинации...

Введение в школах должности советника - глупость, местечко для внучков и племянничков директора и его приближенных...

На последнем собрании в 9-м классе (1956 год) подвели итоги, нам выдали учебники для 10-го. Летом имел привычку новые
учебники просматривать, читать. Среди прочих и "Логика". Увы, учить ее не пришлось. Исключили из программы. Крутые события.
Гигантское сокращение армии. Попавшие под сокращение могли поступать в вузы вне конкурса. Для выпускников школ сделали
обязательным трудовой стаж в 2 года перед экзаменами в вузах...
Почему попала под раздачу логика? Вроде бы в жизни всем нужна, философам, инженерам, сантехникам?  По-моему, набор
предметов в школе должен быть очень широким. Чтобы за десять лет человек мог определиться с выбором, попасть на то, что
его увлечет, станет искрой для его таланта... Способности неожиданно могут открыться сразу в первом классе, в пятом,
десятом... И не беда, что с годами мы очень многое забываем. Из выпуска только один стал химиком. И ради него химия
необходима в программе. Как и алгебра, астрономия, история древнего, среднего и нового времени, биология...                                   

 Любые знания  в жизни                    не помешают. В крайнем случае, на досуге легче решать кроссворды.
Другое дело, не надо насиловать детей - натаскивать на пятерки по всем предметам, на медали.

Дети интересуются политикой, и на здоровье. А учителя обязаны жить в обществе, не замыкаться в предмете, в быту.
Обладать широким кругозором. Быть в курсе развития своей профессии, новых технологий... (Нужна и достойная оплата
труда, чтобы учитель не бегал в поисках халтуры, подработки.)
Контактов, предметов для дискуссий между учеником и учителем сколько угодно. Для воспитания. Изучаем "Горе от ума".От
грибоедовского Молчалина переходим в наши дни - молчалины кругом... О Чацком - дети, перед вами выбор: служить или прислуживать...
Быть собой или гнуться и качаться... Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Шолохов, Солженицын - есть о чем задуматься
юноше, выбирающему путь, с кого делать жизнь... А уроки обществознания, Конституции?!
Подростки остро чувствуют несправедливость. Правда, иные уже и сами ее творят: хулиганят, обижают слабых, пьют...Но
я имею в виду более-менее сознательных, грамотных. Неизбежно вовлечение в политические процессы, в митинги. Однако и
легко поддающиеся влиянию, демагогии. Провокаторы могут овладеть вниманием малой и большой группы, толпой. В азарте
можно пойти и на стычки с полицией... Детей до 12-13 лет  родители должны держать под контролем, можно вместе сходить.
14-17-летние способны на самостоятельное решение. Однако все должны понимать опасность нахождения в большой
толпе, неизбежность наказания в несанкционированных митингах, шествиях. Кто-то спровоцирует панику, бегущее стадо
может смять, затоптать... К правым придут левые и затеют драку. И просто забияки раскачают толпу. Буча может возникнуть
такая, что полиция вынуждена будет применить дубинки и тд. И уж потом суд станет разбираться, кто прав, кто превысил
полномочия...
А за участие в мирных мероприятиях учеников и студентов в школах и вузах не следует наказывать. На классном часе
можно обсудить событие, лозунги, речи предводителей.

БОРИС, ТЫ НЕ ПРАВ... 2

Не вписались в политическую жизнь диссиденты.
Ничего удивительного, что основным поставщиком демократов оказались ЦК и обкомы КПСС. Эти демократы, приветствуя
и фотографируясь с диссидентами, не желали их реального прихода в политику...


В конце октября 1991 года Борис выступает на сьезде народных депутатов РСФСР. "Я призываю всех граждан России
понять разовый переход к рыночным ценам - тяжелая, вынужденная, но необходимая мера, Таким путем прошли многие
государства. Хуже будет всем примерно полгода, затем - снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами. А
к осени 1992 года, как и обещал перед выборами,- стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей. Если
не провести либерализацию цен организованно, под строгим контролем, она будет идти стихийно, уродливо и потери будут
неизмеримо выше". "Период движения мелкими шагами завершен. Поле для реформ разминировано. Нужен крупный
реформистский прорыв. У нас есть уникальная возможность за несколько месяцев стабилизировать экономическое
положение и начать процесс оздоровления... Главное, что не на словах, а на деле мы начнем наконец вылезать из трясины,
которая хзасасывает нас все глубже"...
(Отрывки из статьи я давал читать Андрею... Он усмехнулся над заголовком: думаешь, потом легче пойдет... Еще до конца
века времени много, что угодно может произойти, ответил... И трясина становилась более зыбкой, в стране и мире. Жестче
борьба президента с думой, дефолт... Чехарда с премьерами. Кириенко, по-моему, подставили. Черномырдин вовремя смылся.
Парня назначили козлом отпущения...Парторг из пожарной части - это... Примаков сумел немного выправить ситуацию...
Он повел себя достойно и с началом войны в Югославии. Взялся за дело и Путин. Надо отдать ему должное и за усмирение
Чечни, стабилизацию в экономике. Вполне заслуженное доверие широких масс... Да, с началом нового века почва под
ногами стала тверже.)

Бесспорно, ситуация к осени 1991 сложилась критическая. И не по вине Ельцина. Полусонная, старческая система, подобная
своим вождям Брежневу, Черненко, по привычке, по инерции еще как-то шевелилась, но уже любые повороты, наклоны,
приседания ей были противопоказаны. Для нового курса нужны незаурядные люди. От Сталина, налаживавшего эту систему,
требовались неимоверные усилия и выдающаяся изворотливость. При Брежневе, чтобы выскочить наверх, личность
требовалась усредненная, способная вовремя подсуетиться, отрапортовать, рассказать анекдот. И эти усредненные, бездарные,
когда встали перед необходимостью перемен, перестройки, начали ломать дрова.
Толчок коренным переменам в экономике дала борьба с алкоголизмом, начатая в мае 1985 года. Теневая экономика выползла
из щелей, захватывая плацдарм за плацдармом. Правительство, министерство финансов, МВД беспомощно наблюдали за
кружением миллиардов рублей (равных доллару). Цыгане высказывали желание поставить памятник из золота Горбачеву
(обидно Лигачеву, его инициативу припсали другому). Но ведь за цыганами стояли те, кто распоряжался спиртным на оптовых
базах, на заводах. В 1987 году приняли уродливый закон о кооперации, позволившей продукцию заводов, фабрик, колхозов и
совхозов скупать почти по себестоимости и продавать по договорным ценам. А в условиях искусственно созданного всеобщего
дефицита наценка составляла как минимум 200-300 процента. Не случайно в эти кооперативы поспешили директора, прокуроры,
партработники, милиционеры и их родственники. Политбюро и правительству оставалось только утешать народ надеждами
на бубущее и обещаниями принять решительные меры...

Вина Ельцина, что ни после августа, ни после обещаний в окбябре, он и его сообники не выправляли, а усугублял кризис. Не
предприняли широко и громко заявленных быстрых и решительных действий. Все пошло "стихийно, уродливо, с неизмеримо
высокими потерями". Вслед событиям сверху раздавались только междуметия и сожаления.
После октябрьской речи курс рубля упал сразу в полтора раза - 110 рублей за доллар. Ноябрьские цены на базарах в
полтора-два раза превысили октябрьские. В магазинах остались только полки. Товар не успевали довезти до государственного
магазина. Зато нельзя было спокойно пройти на улице (довелось тогда побывать и в Москве, и в Ленинграде), чуть ли не каждый
второй прохожий русской или нерусской национальности предлагал, совал под нос сигареты, водку, рубахи, носки, цыганки
из-под нижних юбок доставали палки вареной и копченой колбасы. А за углом, пожалуйста, покупай хоть телевизор, хоть
автомобиль. Процветали блат и бартер...

В канун нового, 1992 года состоялась встреча депутатов с членами правительства России. О реформах говорил, отвечал на
вопросы Гайдар.... Согласен был с ним, что после одиннадцати программ преобразований представлять двенадцатую несерьезно.
Нужно действовать с учетом конкретных обстоятельств, принимать решения, оказывающие влияние на ежедневную
экономическую жизнь. Правильно подчеркивал Гайдар: главное - не удариться в панику.
                   Но вот это как раз и случилось. Паника и растерянность в верхах. Запомнилось выступление Гайдара в середине
января по телевидению. Бормотал что-то невнятное, да плюс его тогдашняя привычка причмокивать почти после каждого слова
(соседка таким манером удерживала вставную челюсть, норовившую после каждого слова выскользнуть изо рта). Выступление
человека, не жившего в Советском Союзе. Напоминал Чука и Гека из сказок дедушки, которые, поехав к отцу, открыли для себя,
что не везде Москва, пятиэтажные дома, асфальт. В шоковом состоянии прежде другихъ оказались предводители реформ. Гайдар
и его команда были далеки от советской реальности. Еще меньше ее понимали советники с Запада. Экономика - наука, но отнюдь
не математика и физика. Есть простор для субьективизма, произвола, афер и искусства.

... Свидетельством паники и растерянности служат принимаемые Президентом и правительством решения. Непродуманные,
бессистемные, хаотичные - попытки под кого-то подладиться, как-то скрасить ситуацию. Из-под контроля выходят внешнеэкономическая
деятельность, производство и продажа спиртного. Издается указ о свободе торговли. С одной стороны, каждый получил возможность
подзаработать, сбыть поднакопившийся или ненужный в хозяйстве товар. С другой, в торговле наступила полная анархия. Спохватились,
но до сих пор не взять под контроль ни торговлю вообще, ни производство, импорт и продажу алкоголя.
Сыпались обещения: вот через недельку всплывут плюсы, через месяц, подождем до весны, а там с первой травкой полегчает...
Ни одно из своих обещаний президент не выполнил. Даже самое простое, зависящее только от него: не лег на рельсы. Не стыдно
даже перед женщиной - Анной Карениной.

Большие надежды на чудо, на золото партии. Много и часто тогда говорили и писали о нем. По заданию Гайдара искали и сыщики
нью-йоркские. Понежились в предвкушении сладкой жизни. Сыщикам заплатили в долларах. А до сих пор и на запах богатства
партийного не вышли. В марте обьявили поход против преступности. Так и обьявляют время от времени то поход, то борьбу, то
решительные меры. Однако ни одно громкое скандальное дело не раскрыли до конца. Да и откуда ему раскрыться, если
замешиваются высшие должностные лица...
Вольготно жилось преступному миру в последнее десятилетие, а с 1991 года особенно. Лично я склонен значительную долю вины
списать на глупость высших руководителей страны. Многие полагают, что все делалось по плану, по заказу в одних случаях -
ЦРУ и Израиля, в других - советского уголовного мира. Люди не верят, что глупость, идиотизм могут обладать столь гигантской
разрушительной силой. (Что на столь высоких постах могут оказаться слабоумные.) Еще опаснее, если носитель глупости грамотен,
начитан, чуждые семена и нравы тащит на родную почву без проверки, не задумываясь. Немеет в восторге от импортного...